?

Log in

No account? Create an account
Rheo-TU
21 February 2018 @ 09:20 pm
Даже текущее свое положение я выстраиваю так, чтобы извлекать для себя плюсы.
Например, я, наконец, обзавелся личным мобильным. Симка от модема к нему, к сожалению, не подошла, но я нашел способ раздать вай-фай со своего компьютера и кое-что таким образом в него загрузил.
В перспективе от стационарного телефона можно будет отказаться. В месяц за предоставление линии нужно вносить абонентскую плату. У мобильного только посекундная тарификация.
Зачем выбрасывать деньги на ветер, если мне все равно никто не звонит? Только родители пытаются дергать еще раз в месяц-два. Но я уже давно не беру трубку. И письма, которые мне шлют, не читаю.

Мне не нужны люди. Чтобы тебя заметила девушка, нужно быть веселым и интересным клоуном. Я очень быстро выгораю. Мне тяжело даются эмоции, потом приходится восстанавливаться несколько дней. Вот и стоит ли тогда? Купив в понедельник телефон, чтобы пообщаться с Т., я два часа убил на то, чтобы хоть как-то разобраться в настройках, потом еще полчаса - на собственно попытку позвонить. После всего этого голова стала совсем чугунной. Фэй пишет мне, а я едва понимаю, о чем речь. Извиняюсь, падаю в постель и вырубаюсь. Эмоции мне вредны.
 
 
promo rheo_tu январь 23, 2015 20:31 17
Buy for 10 tokens
Чем дальше, тем меньше я понимаю самого себя, так что в конце концов мне кажется, что меня самого как бы не существует. Если раньше я полагал, будто весь мир вокруг меня - иллюзия, то теперь, напротив, мне кажется, что иллюзия - я сам, и каждый человек выдумывает меня для себя по-своему. Я сам себе…
 
Rheo-TU
18 February 2018 @ 04:55 pm

Зарегился [от тоски] на СЗ. Хотя бы на людей погляжу. Дело оказалось неожиданно полезным с точки зрения получения обратной связи. По анализу активности на странице и оценок фото можно сделать вывод о том, кому в таком состоянии я еще гожусь.

Само собой, картинка сложилась невеселая от того, что выбрал фото, на котором не весел. После изучения фотографий других людей и нескольких десятков собственных дублей с оглядкой на чужое творчество я все-таки выдавил из себя улыбку, которая не смотрелась натянуто. Но это уже был не я. Мне бы было тяжело притворяться таким образом все время. В итоге вернулся к фото с мрачной (печальной?) физиономией, да еще и раскрасил его до кучи в b&w.
Срез реципиентов вполне однозначен: сплошь габаритные дамы бальзаковского возраста с затаенными печалью в глазах и болью в сердце. Мимо. Я только избавился от матери, которая сломала мне всю жизнь, и еще одна мать мне не нужна. Мне бы хотелось найти не маму, а товарища. Беда моя заключается в том, что я слишком скучен для того, чтобы люди общались со мной на равных. Ну, по Сеньке шапка, в общем, выходит.

Конечно, как развлечение это все занятно. Можно лайкать чужие фото, чтобы человек обратил на тебя внимание. Можно отвечать на идиотские вопросы, которые сочиняют боты. Можно снимать шлюх и общаться с зэками, которые под них маскируются. Этого еще не практиковал. Но у меня такое ощущение, что я зря теряю время.

Часть вторая внезапно случилась уже в субботу; она, собственно говоря, и повествует о том, что за зверь этот - сказочный долбоеб. Это даже не тот, кто идет на сайт знакомств в надежде искать не любовь, не семью, не развлечься, а друзей; и не тот, кто вешает плохие фото на аватар. Мироздание откликнулось на мой призыв и отвесило смачный пинок. Впервые (впервые!) в жизни со мной попыталась познакомиться девушка.
Молодая. Красивая. Интересная.
Это же вообще из какого-то параллельного мне мира.
Мы немного поговорили про лед. Я чуть было не показал ей фотографии льда на реке, которые сделал утром, но остановил себя, потому что она могла увидеть среди них и другие кадры, те, где я с заклеенным лицом. Правильно ли это было? Нет?
Потом мы сказали друг другу "пока-пока" и она убежала к родителям. И все.
А сказочный долбоеб я потому, что не догадался оставить ей на прощание контактов.
Я возвращался туда сегодня в надежде разыскать ее на том же месте и дать свой адрес. Естественно, не нашел. И больше не стану этого делать. Не хватало еще сойти за маньяка. Пусть лучше так. Пообщались - и разошлись.

Что еще я мог сделать? Ну, я вывесил новое фото на СЗ: если она там бывает, то сразу меня узнает и, если захочет, напишет. Хотя она не похожа на тех, кто залипает в таких местах. Но плюс от нового фото все равно есть: габаритные дамы тут же поотваливались, увидев меня в этом образе.
Кстати, меня чуть не забанили за него, потому что решили, что я выложил фотографию несовершеннолетнего. А я что - виноват в том, что в свои тридцать с чем-то там лет выгляжу, как ребенок?!
Может, девушка и обратила на меня внимание только от того, что я показался ей похожим на молодого человека лет двадцати? У них, у молодых, ведь и принято знакомиться таким непосредственным образом... А потом, когда в ходе беседы она присмотрелась, сработал эффект "зловещей долины": для молодого больно многовато морщин, и мешки под глазами, и некая небритость, и проблески седины в волосах. Вот она и сбежала.

Блин, я с лупой проверял свое последнее фото. Это не перхоть в волосах, а реальная седина, волоски серебристого цвета!

Я бы не переживал так, если бы мне были те же двадцать, потому что впереди оставалась бы еще уйма времени. А сейчас время вышло.
Да, я, как и все, хочу любить и быть любимым. Но не указываю в графе "Цель знакомства" "Любовь". В том числе потому, что у меня нет опыта подобных отношений, т.е. со мной люди, желающие образовать пару, будут терять свое время. В моем случае правильнее найти человека, с которым, например, приятно вместе гулять по выходным. А дальше либо любовь сложится в процессе, либо общение меня чему-нибудь научит. Но я уже понял, что СЗ вообще не для этого.

 
 
Rheo-TU
15 February 2018 @ 08:16 pm
Иногда они возвращаются.



И в "золотом составе" группы: Донита Спаркс, Сюзи Гарднер, Дженнифер Финч и Деметра Плакас.
Я, правда, их с трудом узнаю. Дженнифер так разнесло. Двадцать пять лет минуло с Live in Rio.
Но глотки те же. И драйв.
 
 
Под звуки: L7 - I Came Back To Bitch
 
 
Rheo-TU
14 February 2018 @ 08:15 pm
------------------
Сон не приходит. Я не могу долго заснуть из-за боли в ушах, края которых оказались вдавлены скотчем в виски. Так я мучаюсь - сколько? - три часа, четыре? По непонятной причине побаливают и две точки на затылке - видимо, в областях, где оказалось пережато кровоснабжение. Першит в горле; хочу кашлянуть, но не могу - у меня нет рта.
В голове нарастает звон. Помутнение, перед глазами плывут звезды. Я почти перестаю осознавать, кто я, где я - думаю с облегчением, что вконец все-таки потеряю сознание и отключусь. Но - если это окажется навсегда, то каким образом я напишу об этом отчет?
Хватит, довольно, решаю я. Ухожу в кухню, включаю свет и срезаю ножницами с лица скотч. Потом возвращаюсь в постель и - просыпаюсь. Мое лицо по-прежнему заклеено.
Я устраиваюсь на спине. Лежать таким образом оказывается совсем не тяжело, как я думал раньше, и боли в ушах почти нет. Но и сон не идет. Складываю руки на груди. Как мертвец. Мертвец в железной маске - прикасаюсь к лицу и мне кажется, что оно покрыто гладкой скорлупой.

Незаметно я снова засыпаю, и во сне смотрю фильм. Наш, отечественный, то ли из перестроечного времени, то ли из начала девяностых - времени, когда снимать можно было все и ничего за это не было. Своей атмосферой он навевает жуть.
Сумрачные грязные многоэтажки. Главный герой, молодой мужчина, вбегает в подъезд одной из них. Скоро произойдет что-то ужасное. Он спешит, и две девицы, прислонившиеся к стене дома, развязно говорят ему, выразительно кивая наверх: тебе туда.
Там, на самом последнем этаже, его встретит девушка. И... еще одна. Случится конфликт между ними тремя, и мужчина больше не выйдет из этой квартиры. Он повесится. Так начнется фильм.
Крестный ход. По всему городу. На протяжении всей оставшейся части повествования в этот дом идут люди. Длинная процессия, стекающаяся со всех улиц, со всех проспектов. И тот самый мужчина, главный герой, следует вместе с ней. Чуть поодаль, так, чтобы не привлекать к себе внимание других людей. Он хочет спасти девушку, которую ведут во главе, девушку в розах и лиловых погребальных шелках, которую правят в дом. Она - точно сомнамбула, на ее помертвевшем лице застыло выражение скорби и безграничной тоски. Невеста, которая, как и он, встретит в доме свой конец.
Хитростью мужчина несколько раз пытается задержать процессию или выманить оттуда невесту. У него не получается. Параллельно он переживает события своей жизни - все, с чем он когда-либо сталкивался, все это возвращается к нему в том или ином виде, пока он сражается с неумолимым ходом процессии.
Иногда он в отчаянии царапает ногтями пленку, которой заклеено все его лицо, пытаясь ее сорвать, однако всякий раз, едва ему это удается, снова просыпается.
Все возвращается к нему - в последний раз.
Вот они, мужчина и обреченная невеста, приходят к дому, который мы наблюдали в начале фильма. Поднимаются вдвоем наверх. Внутри ничего нет. Серость, грязь, маслянистые лужи на полу.
Дверь закрывается...

Я впечатлен этим фильмом. В стилистике есть что-то от Тарковского - в те годы было модно снимать такие фильмы. Но фильм вызывает эффект не только визуальной стороной. Он страшен, он поднимает откуда-то с самой глубины моей души чернильные клубы жути. На диске вместе с фильмом нахожу небольшую короткометражку о съемках. Режиссер рассказывает о разработке персонажа главного героя. "Он одинокий и очень несчастный человек. Мы думали, как выразить его одиночество. Мы решили, что до того, как покончить с собой, у него была привычка. Наедине с собой он мог мастурбировать, но был не в состоянии открыто прикоснуться к своему телу и делал это, засунув руку в карман. Само собой, в фильме этого нет, но за отправную точку для исследования его переживаний мы взяли такую деталь".
На диске я нахожу еще один фильм под тем же названием. Оба фильма - экранизации рассказа какого-то советского писателя, и второй - более поздняя, снятая сравнительно недавно. Немедленно, на волне впечатления от первого, включаю и его. Вроде бы в этом фильме проигрываются те же события. Но он какой-то глянцевый. Ненастоящий, сделанный под влиянием современных западных кинолент. И еще - кажется, в нем отсутствует открывающая сцена, которая была в первом фильме и рассказе. Сцена с самоубийством.
Скотч на лице мешает мне. Я пытаюсь срезать его, но просыпаюсь, а потом возвращаюсь в сон, где вставляю диск в проигрыватель и снова смотрю первый фильм.

Я просыпаюсь - теперь уже окончательно. Разумеется, лицо мое по-прежнему заклеено. Десны в тех местах, куда в них вжался скотч, болят и распухли. Но я могу дышать и могу жить. Из этой моей затеи ничего не выйдет. Я снова чувствую желание в паху. Прикасаюсь к отвердевшему половому члену, сдвигаю кожу на нем. Отсчитываю шесть раз, точно машина. Потом бросаю. Меня охватывает отчаяние. Я хочу умереть, а мое тело - нет.
Лежу без движения до половины девятого.
 
 
Под звуки: The Matrixx - Здравствуй
 
 
Rheo-TU
13 February 2018 @ 08:09 pm
Наверное, все не так уж и безнадежно, если присутствует страх боли. Я описывал его как-то, он даже во сне у меня отразился - страх, что веревка может очень глубоко впиться в шею.
Но я вот долго думал, как сформулировать этот пост, и пока думал, мне вдруг пришло в голову, что страх мой может оказаться совсем иным. Этот - страх подведения под всем окончательной черты. Чтобы продолжить, придется вбить в стену (или потолок) крюк. И вот что будет дальше? Если я не решусь сразу, то этот крюк будет маячить у меня перед глазами; ладно, вывинчу крюк - каждый день будет маячить дыра. Укором, немым напоминанием о том, что еще не сделано...
Нет, пускай лучше в этот раз останется так: страх боли.

Но ведь существуют и безболезненные способы умереть от удушья?

У меня был шанс в детстве. Я тогда спал на спине. После того случая сплю на боку или животе. Сейчас иногда пробую перевернуться на спину, но тяжело, позвоночнику уже непривычно.
Что я тогда чувствовал, когда задыхался? Космос. Но вместе с ним - неотвратимое ощущение какой-то нарастающей жути, которая вот-вот раздавит. Собственно говоря, оно, чувство это, и побудило меня вконец начать барахтаться, а там и родственники подтянулись, откачали в итоге. Больше я подобной ошибки не допущу. Клянусь.

Я думал о том, чтобы искусственно ограничивать подачу воздуха. Тогда будет шанс умереть во сне. В час человек потребляет 450-500 литров воздуха. При этом он может дышать переработанным воздухом, но на сколько его хватит? Ладно, пускай на все 400. Мой сон длится порядка 6-7 часов, сложнее всего проснуться в конце одной из фаз медленного сна, где-то около четырех часов ночи. Пускай будет 1300 литров. Это объем того пакета, который я должен надеть на голову, чтобы уснуть, как все, но не проснуться.
Я пробовал с мусорным пакетом. Хватает ненадолго. В конце концов руки сами тянутся сорвать его. Если бы привязать их к чему-то...
Была фантазия, но, понятное дело, не всерьез, а в порядке черного юмора: натянуть на голову презерватив. Просто интересно: он выдержит или лопнет?

Поскольку мне не с кем говорить, в моем мире больше не нужны слова. С пакетом решил повременить, начав с малого. Я заклеил себе рот скотчем, обмотал крепко, в шесть слоев, чтобы ненароком не сполз. Суть заключается в том, что мы можем вдыхать воздух не только носом, но и ртом, а я данным действием затыкаю одну из дырок.

RSCN0144

Потом я ложусь спать. И мне снится кошмарный сон...
 
 
 
Rheo-TU
12 February 2018 @ 09:23 pm
Из нас пытаются воспитать рабов. Скучных, которым ничего не надо от жизни, кроме жрачки и телека перед сном. Убивают всякую волю к жизни: грузом бессмысленных домашних заданий, монотонной заводской работы в три смены. Как люди становятся рабами, и почему иным удается вырваться и заглянуть за горизонт?

Моя жизнь скучна и безрадостна.
Я встаю, иду на работу, барабаню там до вечера, затем возвращаюсь домой. Когда заканчивается еда или моющее средство, покупаю еду или моющее средство. Ужинаю, сижу в Интернете, ложусь спать, а на следующий день все повторяется. Вот, мне пришло в голову, что это такая жизнь среднестатистического раба. Белки, застрявшей в колесе Сансары. Что делать, чтобы из него вырваться?
Ни в детстве, ни в юности у меня не было друзей, которым я мог бы подражать, с которыми мог бы исследовать жизнь: гулять, ходить на тусовки, путешествовать. Родители вдолбили мне в голову, что я не должен никому завидовать, вот я и не завидовал ни крутым гаджетам одноклассников, ни их одежде, ни успехам на любовном фронте. А сейчас думаю, что, может, это было и неправильно. То есть, может, это и вправду было не нужно мне, но - там где нет зависти, нет конкуренции, там, где нет конкуренции, нет интереса.
Я уже сто раз об этом писал, и здесь, и там. Я хочу, чтобы мне помогли, но не знаю, как это выразить еще. Я... я...
Вот это вся жизнь у меня. Колея. И не свернуть, потому что развилка была давным-давно, когда мир еще казался большим. Сейчас скорее сверну себе шею. Только вперед... и вперед... В будние круг "работа-дом", в выходные, если себя заставлю, круг "город-дом". Заставлять приходится, потому что все - одно и то же, все повторяется и повторяется снова, раз за разом. Я выучил все тропинки, все маршруты. Самый серый, самый тоскливый город на свете. Как люди ухитряются радоваться, как находят себе развлечения в этом стылом аду?
Безмозглый раб - вот, что я такое. А рабу одна участь - смерть в грязи.
 
 
Rheo-TU
По материалам "Ленты.ру":

"Одинокие люди имеют много преимуществ по сравнению с теми, кто живет с мужем или женой. Издание The Independent проанализировало на эту тему разные научные исследования.

Выяснилось, что одинокие в среднем имеют больше друзей в соцсетях и более активно с ними общаются. При этом психологи замечают, что друзья, не связанные с семьей, очень важны для хорошего настроения, особенно в старости.

Не имеющие пары имеют больше возможностей развиваться физически. Исследования показали, что одинокие меньше подвержены ожирению и имеют более стройное телосложение.

Одновременно у одиноких людей больше времени остается на творческое развитие своей личности. Незамужние и неженатые более мотивированы к получению образования и делают более успешную карьеру.

В январе стало известно, что социологи Калифорнийского университета доказали вред сожительства с женщинами. В исследовании тогда приняли участие 1100 человек."


"Выяснилось, что одинокие в среднем имеют больше друзей в соцсетях и более активно с ними общаются."
В ЖЖ у меня круг из шести-семи человек, с которыми более-менее регулярно общаемся. Из них, при всем уважении, я еще не каждого назову другом - это все-таки больше такое общение знакомых между собой людей. В других соцсетях, кроме ЖЖ, меня нет.

"Исследования показали, что одинокие меньше подвержены ожирению и имеют более стройное телосложение."
Я вообще ничего не жру. Ходячая дистрофия. Сойдет ли сие за благородную стройность?

"Одновременно у одиноких людей больше времени остается на творческое развитие своей личности."
Не знаю, как насчет существования в паре, но я как-то более или менее развивался творчески, когда жил с родителями. Потому что мне, для всего, что делал, была подсознательно важна чужая оценка. Не стало людей рядом - стало плевать на то, чем занимаюсь.

"Незамужние и неженатые более мотивированы к получению образования и делают более успешную карьеру."
Благодаря этому мифу мне удается удерживаться на работе. Приходится регулярно врать начальству, что я хочу развиваться.
Само собой, никакой карьеры нет и не надо. Образование ради образования мне тоже не требуется.

"В январе стало известно, что социологи Калифорнийского университета доказали вред сожительства с женщинами."
Вот это вот я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, хотя правоты, в силу существующего опыта, не исключаю. И нет, это не о том, что надо пидорасить.

Из оригинала статьи:
"...DePaulo acknowledged that research on the psychological benefits of being single is lacking. While combing through 814 studies on singles, she discovered that most of them used singles only as a comparison group to learn about married people, not singledom."

А может быть, и о том. Человек решил лакуны заполнить или показать, что мы все имеем равные права на существование?
 
 
Rheo-TU
10 February 2018 @ 12:09 am
"Целый день Бастиан бродил среди картин, но так и не понял, какое они имеют отношение к нему. Ни одна из картин его не тронула.
Опустились сумерки, и они вернулись в хижину. Только когда дверь за ними закрылась, Йор смог произнести:
— Было там хоть что-нибудь, что бы ты узнал?
— Нет. А что это за картины?
— Это забытые сновидения из человеческого мира. Сон не может исчезнуть, раз уж он приснился. Но если человек, который видел сон, не сохранил его в памяти, он попадает сюда, в Фантазию, в глубину нашей земли. Там лежат тонкими слоями все забытые сны, один над другим. Чем глубже, тем плотнее. Вся Фантазия покоится на плитах из забытых снов.
— Там есть и мои? — спросил Бастиан.
— Хоть один есть наверняка. Одного бы хватило.
— Но для чего?
Старый горняк повернул к нему лицо, слабо освещённое огнём очага. Его слепые глаза снова смотрели сквозь Бастиана.
— Слушай, Бастиан Балтазар Букс, я не люблю разговаривать. Тишина мне милее. Но один раз я скажу. Ты ищешь Живую Воду. Ты хотел бы научиться любить, чтобы вернуться в твой мир. Любить — это прекрасно. Но Живая Вода спросит тебя: кого? Ведь нельзя любить вообще, не зная кого. Но ты всё забыл, ты помнишь только своё имя. А если ты не сможешь ответить, ты не напьёшься. Тебе помог бы забытый сон. Он привёл бы тебя к источнику Живой Воды. Но за это тебе придётся забыть последнее, что ты ещё удерживаешь в памяти: себя самого."
Михаэль Энде, "Бесконечная книга", пер. Т.А. Набатниковой.


Терапия по методу Бастиана Балтазара Букса: чтобы найти себя, необходимо вначале полностью себя потерять. Бастиан шел дорогой бесконтрольных желаний, и, чем больше желал, тем больше забывал себя настоящего. В конце и желания потеряли для него всякий смысл. В то же время, если бы он ничего этого не делал, то не очистился бы и не смог прийти к одному, истинному, что в итоге его и спасло.
К сожалению, не уверен, насколько это применимо ко мне. Ведь я ничего не желал. Выходит, и не терял тоже?
 
 
Rheo-TU
09 February 2018 @ 08:17 pm
Ну да, только Федором Михалычем тебе и быть.



Узнать о себе
 
 
Rheo-TU
06 February 2018 @ 09:23 pm
В детстве самым жестоким наказанием для меня было, когда отнимали все игрушки, собирали в мешок и прятали. Теперь, когда родителей больше нет, я сам наказываю себя и свои вещи.
В какой-то момент просто устаешь разгребать мусор, отделяя зерна от плевел. Тогда самое простое, что остается - запихать все в пакеты и по очереди затолкать в трубу мусоропровода. Примерно как в последнем сне.
rolled up...Collapse )

Образцово-показательный стеллаж. До уборки каждая шестнадцати полок была заставлена пакетами с вещами. Сейчас уничтожено почти все.

Распиливать книги нет необходимости. Достаточно взяться двумя руками за обложку и дернуть.
Лучше всего рвется бумага в старых книгах - она пухлая и рыхлая. Рвать старую бумагу так же приятно, как вдыхать ее запах.
Труднее всего рвется мелованная бумага.
Набитый рюкзак при опрокидывании в трубу мусоропровода встает поперек. Нужно переворачивать вертикально.
Полароидную фотокарточку невозможно порвать, только изрезать ножницами. Внутри - порошок с едким запахом, использующийся при проявлении.
Выбрасывание одних вещей автоматически исключает потребность в других. Выкинув сетевой адаптер, я заодно избавился от ставших бесполезными радиоприемника и аудиоплеера, а следом выбросил и аудиокассеты.

Помогает осознание, что моя жизнь никому не нужна. Следовательно, и вещи эти все равно никто никогда бы не увидел.

Самое ценное. То, с чем расстаешься со слезами. Старые фотографии с людьми, бывшими когда-то близкими. Потом коллекция безделушек, которую я собирал всю жизнь: старинные монеты, кулоны, камешки, раковины, металлические значки, статуэтки - все, что год назад мечтал расставить на полках этого стеллажа. Любимые открытки - природа, совы, Хармс...
Открытки пока частично живы. От чего-то получается избавляться только по частям, снова возвращаясь и выбрасывая оставшееся. Но я избавляюсь. Оптимизма добавляет то, что, после того как избавишься от чего-то особо ценного, расстаться с остальным уже намного проще. В конце не останется ничего.

То, что начиналось, как устранение вещей, которые причиняют боль, выродилось в осознанное уничтожение жизни. Часто через ту же боль. Но эта - необходима. Я виноват в том, что привязываюсь к вещам. Сами по себе они ничего не стоят, большая часть даже не принадлежит мне. Все, чем они ценны - это память о прошлом и нереализованные мечты.
 
 
 
Rheo-TU
05 February 2018 @ 08:48 pm
Когда читаешь, складывается ощущение, что автор подсмотрел твою собственную жизнь.
Человеческая жизнь прорастает сквозь книги, или книги - сквозь жизнь?
Все закончится плохо.

"- Он не должен жить. До этого дня я хранил памятные вещи да гробовые камни прошлого, почитал все семейные реликвии, нежно берег письма, локоны волос, ленточки, засохшие цветы да вместе с ними тысячу и одну мелочь, о коих думают, что их освятили память да любовь, но отныне с этим покончено! Отныне и впредь, если моему сердцу станет любезно какое-то воспоминание, я не буду больше облекать его в погребальные покровы, делая из него мумифицированный экспонат, на коем оседает пыль от каждого мимо проходящего бедолаги. Музей любовных реликвий – столь же напрасная и глупая затея, как и музей некогда похороненных в египетских Катакомбах мумифицированных обезьян с навеки застывшими ухмылками да подлых рептилий, словно те и впрямь обладали хоть какой-то мнимою привлекательностью. Все это говорит только о разложении и смерти – и ни о чем больше, – о разложении и смерти непрерывной цепи бесчисленных поколений, все представители коих были скроены на один лад. Как может стать то, в чем нет ни искры жизни, подходящим мемориалом в ее честь?.. И так происходит даже с самыми прекрасными воспоминаниями. А что до остального… теперь-то мне известно, что в наиобыкновеннейших памятных вещах иль монументах в честь тех, кто перешел в мир иной, темный факт смерти мало-помалу начинает показывать все их двусмысленности; и факт сей тайком рассыпает намеки да внушает низкие подозренья, от коих после не удастся избавиться во веки веков. Так определено Всемогущим Господом: смерть всегда становится последней сценой последнего акта в пьесе человеческой жизни – пьесе, коя, будь то фарс или комедия, всегда имеет трагический конец: занавес неизбежно падает на бездыханный труп. С этого времени впредь никогда я больше не стану играть подлого пигмея, который, возводя маленькие посмертные памятники, пытается отклонить решение смерти, делая слабые попытки сохранить оригинал в его копиях. Пусть же погибнет все и смешается с прахом!"
Герман Мелвилл, "Пьер, или Двусмысленности", пер. Д.С. Ченской.
 
 
Rheo-TU
04 February 2018 @ 01:55 pm
Узрев на днях обновленный образ Эйприл О'Нил, я проникся ностальгией и скачал серию классических "Черепашек-ниндзя". И там песня, само собой, на вступительных титрах.

Меня дубляж песен в мультфильмах всегда раздражал. Да и не только в мультфильмах, пожалуй, просто на мюзиклы замахиваются редко, а вот мультфильмы переозвучивать - это обязательно, для детей ведь делают, которые не понимают словесной абракадабры иностранного.

"Мы не жалкие букашки, супер ниндзя-черепашки..."
"Ара-абская но-очь!.. Волшебный Восто-ок!.."

Проблем с пониманием того, о чем поют герои, у меня не возникало никогда. Во-первых, смысл и так понятен. Во-вторых, даже если не понятен, какая разница, о чем песня? - главное, что на экране сменяются яркие цветные картинки.
Мультсериалы, потом диснеевские мультфильмы, пиксаровские (душещипательная песня брошенной куколки из второй "Истории игрушек"), "Кошмар перед Рождеством"... "Кошмар" у меня был на кассете в оригинальной озвучке, даже без субтитров. По нему можно было английский учить: слова в песнях отчетливо проговаривались, а видеоряд заполнял пробелы в понимании. Потом я случайно увидел по ТВ дублированную версию и, при всем уважении к Кортневу, это было кошмаром и по сути.

В принципе, я вижу только два варианта донесения до зрителя смысла песен в кино. Либо субтитры. Либо одноголосый перевод, описывающий на первом куплете, о чем поется в песне, а ко второму затыкающийся. Нейтральная озвучка не отвлекает от песни, она сродни тем же субтитрам.
И в этом нет ничего из того, что "раньше трава была зеленее". Мне нравится дубляж в кино, но только не на песнях. Он их опошляет. Непопаданием в ноты. И принесением поэтики в жертву рифме.

Я - за настоящее. Настоящие чувства, настоящие эмоции.

 
 
Rheo-TU
03 February 2018 @ 08:12 am
Холодное утро. Я еду в трясущемся "пазике" в школу. Грызу орехи, которыми набит рюкзак. У двери на месте контролера сидит мужчина, который что-то обсуждает с моим соседом по маршрутке, активно жестикулируя. Я спрашиваю у него, сколько стоит проезд, но тот с вежливой улыбкой отстраняется. Это не контролер.
Деньги нужно отдать водителю. Я шарю глазами по салону в поисках объявления о стоимости проезда. Под потолком - красный кружок печати размером сам едва ли не с монету: 21 рубль. Дешевле, чем в трамвае, с удовлетворением отмечаю я про себя. Справляюсь о стоимости у водителя, тот подтверждает и принимает оплату. Я выхожу.

На автобусной остановке меня пытается притормозить местное хулиганье, два парня одного со мной возраста. Я ускоряю свой шаг, направляюсь в сторону подземного перехода. Меня нагоняют. "Слышь, ты! А ну, стой". У самого спуска один набрасывается на меня и толкает в спину; я вижу, как передо мной раззевается огромный черный провал - ступени вниз обрушились - но нет, я не дам так просто себя убить. Вцепляюсь в своего преследователя и некоторое время мы боремся на краю провала. Рывком тяну его на себя, лечу, лечу, меняя свое положение, чтобы оказаться сверху... и приземляюсь на его спину.
Мимо проходят редкие горожане, бегло на нас оглядываются и идут дальше.
Встаю, отряхиваюсь от грязи - внизу сыро - и спешно покидаю переход. Мне страшно, что мой преследователь очнется, что его напарник побежит за мной следом. Я не оглядываюсь, но пытаюсь боковым зрением как-то прощупать обстановку. Вроде погони нет.

Оказавшись в школе, пытаюсь попасть в блок, где учатся начальные классы. Мне нужно попасть на урок, но переход туда перекрыт, двери заколочены. Мне приходится вернуться обратно в холл.
Здесь просторно. Несколько прогульщиков скучает в ожидании перемены. Вдоль стены ряд умывальников. Я подхожу к одному из них, вытряхиваю свой рюкзак. Там ореховая скорлупа (смутно вспоминается еще какой-то сон, в котором я также ел орехи. или это не сон был?), тетради, листы, исписанные сплошь какой-то абракадаброй, в которой я, как ни пытаюсь, не понимаю ни слова. Это все бесполезно. Мне просто не дано. Откладываю бумаги в сторону. Нужны ли они мне?
Мои руки черны по локоть. Пытаюсь отмыть их в холодной воде.
Вещей скопилось много. Так много, что дальше их будет тяжело тащить. Я закатываю все тетради и учебники в белую наволочку, завязываю ее узлом и тащу до ближайшего кабинета, где обнаруживается квадратная бетонная урна. Туда все это и опускаю.

Водрузив на плечи полегчавший рюкзак, возобновляю попытку отыскать дорогу в класс. Поднимаюсь в блок по другой лестнице. На третьем этаже она оказывается разобранной; между мной и дверью - пустой провал, который не перепрыгнуть. Спускаюсь вниз. Моя голова занята в это время лихорадочным перебором путей, какими еще возможно попасть на урок, потому неудивительно, что, будучи погружен в свои мысли, я не замечаю, как миную первый этаж и спускаюсь в подвал.
Спохватываюсь, только когда мой подбородок оказывается на уровне пола. Дежурная неподалеку, кажется, видит мою оплошность. Мне становится стыдно и я выбираюсь из ямы.
Продолжаю скитаться по первому этажу. К счастью, меня находит учитель труда. Он и ведет меня в класс.
Едва я оказываюсь в аудитории, она начинает наполняться тенями. Серыми размытыми тенями - точно призраками - но вот контуры их становятся отчетливее, безумное движение замедляется, и я вижу других школьников, своих одноклассников. Все в порядке. Вот он, мой класс.

Долго не могу найти свое место за партой. Каждое оказывается занятым: даже если на нем никто не сидит, на крышке парты все равно предусмотрительно оставлен пакет с вещами. Куда мне сесть? Пристраиваюсь на стул рядом с В.. Та недовольно зыркает на меня.
Через ряд ко мне перегибается О.. Они что-то задумали. Она предлагает мне участвовать в школьной постановке, протягивает отрывки из роли, реплики. Я обещаю подумать. Мне нравится играть в театре. А история, которую они будут ставить, одна из моих любимых. "Пиноккио".
Но сейчас идет урок, сейчас не время для этого. Я пытаюсь сконцентрироваться на том, что говорит у доски учитель. Я не понимаю его. Мне приходит в голову идея переписать, то, что написано на доске - может быть, так станет понятнее. Лезу в рюкзак - и с ужасом вижу, что ни одной чистой тетради нет. Все, что находятся, исписаны до конца. А другие тетради я выбросил. Ищу, ищу. Вот несколько листов альбомного формата, на которых отпечатаны какие-то графики, формулы. Но они заполнены с обоих сторон, я не могу писать на них.
Что же делать? У меня ведь есть деньги на тетради, почему же я не купил ни одной?
Возможно, у меня и было, на чем писать, только я все выплеснул вместе с наволочкой. Проклятье...
Вот я нахожу еще один лист, чистый с одной стороны. Спешно принимаюсь переносить написанное на него. Но только к этому моменту текст был уже стерт, а вместо него на доске появилось продолжение. Новые слова, кажущиеся еще более бессмысленными, чем прежние. Как во всем этом разобраться, если я совершенно не знаю, с чего все началось?..
 
 
Rheo-TU
03 February 2018 @ 12:29 am

 
 
Rheo-TU
30 January 2018 @ 09:08 pm
В оригинальном сценарии те слова звучали так:
"Were you always alone? Did you ever have someone? Do you know what happened to you? Cause I don’t. I swear I don’t - I look in the mirror and all I recognize are my eyes - in the face of this old man. Seems like I was born both too early or too late for my life..."

Моя жизнь не принадлежит мне. Меня создали другие люди. Родители. Это не моя жизнь. Я ее ненавижу не потому, что она плоха, а потому, что она не моя. Эти вещи - они не принадлежат мне. Что-то было подарено мне. Мысль о красоте чего-то была мне внушена. Зачем они все? Они меня не трогают.
Но вещи - ладно. Можно жить счастливо, если знать, что тебе нравится, что ты любишь. А я - я только знаю, что нравится другим людям. И жил согласно единственному критерию: чтобы меня оценивали. Потому что моя жизнь мне безразлична, я привык угождать другим. Чтобы им нравилось. И чтобы меня никогда не бросили. Это не плохо. Плохо, что я не научился жить для себя. Я себя не чувствую. Я привык с детства к тому, что достаточно только выживать.
Вот и выживаю. Все тяжелее и тяжелее. С каждым днем.
Я не знаю, чего хочу. Не знаю, что мне нравится - мне, не маме-папе, окружающим. То есть... что-то мне нравится, конечно, но эти вещи меня не радуют. Меня не научили жить. Не научили взаимодействовать с миром, с обществом. Я не понимаю, по каким законам оно устроено. Я не понимаю, какой смысл им следовать, если это только усложняет жизнь. Если делать первый шаг - куда? Мне все противно.
Я... я...

Может быть, встраивание себя в контекст окружающего мира происходит через взаимодействие с другими людьми? Но мы нужны друг другу только в детстве, в юности - когда познаем мир. Сейчас меня окружают уже сформировавшиеся люди, со своим кругом интересов, увлечений. И им не нужен такой человек, как я. Пустышка. Никто.
Почему другие повзрослели, а я нет, почему у них это все произошло естественным путем?
Я думал, что это происходит в юности само собой - друзья, отношения, увлечения, приключения - и не задумывался, когда была возможность. В итоге, пока мои одноклассники и одногруппники наслаждались данной им свободой, все просрал на учебу. А теперь оглянулся - и все. Жизнь кончилась, так и не начавшись.
 
 
 
Rheo-TU
29 January 2018 @ 07:53 pm
Элиза живет в одиночестве. У нее нет друзей, кроме чудаковатого соседа-художника, малюющего дешевые картины, да напарницы по работе. Она немая, она живет над кинотеатром и обожает мюзиклы; но каждый ее день похож на предыдущий: она встает с постели, мастурбирует в ванной, съедает яйцо и едет на работу. Но однажды все изменится. В научно-исследовательскую лабораторию, где Элиза работает уборщицей, привезут новый объект изучения — человека-амфибию, выловленного где-то в водах Амазонки. С ним в жизнь женщины неожиданно вторгнется… любовь.


Со стороны кажется, что последнее десятилетие Гильермо дель Торо скорее пытался держаться на плаву, нежели снимать кино. Один из самых неординарных режиссеров современности, одинаково успешно чувствовавший себя как в нише независимого кино («Хребет дьявола», «Лабиринт Фавна»), так и кино коммерческого (дилогия о Хэллбое), ввязался в авантюру с режиссурой «Хоббита», пропал на несколько лет, а после того, как проект перешел к Джексону, начал выдавать невразумительные вещи. Его «Тихоокеанский рубеж» оказался клоном бэевских «Трансформеров», а «Багровый пик» — подделкой под готические фильмы ужасов — набитой их клише, но бездушной. К счастью, теперь очевидно то, что помрачение было временным; со своей новой картиной дель Торо возвращается в привычную форму.
Хотя тут — для кого-нибудь, может, и с оговорками. Ибо внешне «Форма воды» во многом перекликается с «Лабиринтом Фавна», вплоть до цитирования отдельных сцен. Порой кажется, что смотришь сиквел последнего, в котором выросшая Офелия снова встречает Фавна и проникается к нему уже иными чувствами, нежели в детстве. Но, подчеркну, именно «сиквел», а не «ремейк», поскольку оба этих фильма — о разных вещах; в то время как Фавн являлся аллегорией фашизма, дельторовская версия Твари из Черной лагуны же — собирательный образ инаковости, беспощадно третируемой обществом.

«Форма воды» — об инаковости. О простых людях, которые такие же, как все, но почему-то одиноки. И это не гимн толерантности (хотя думается, именно благодаря тематике картина отхватила аж тринадцать номинаций на очередную премию Американской киноакадемии). Это — более человечное, это — что-то глубже, искренне. Что-то такое, что нельзя выразить словами — от того и немота главной героини. Толерантность сегодня превратилась в такое же клише, как один из персонажей этого фильма — крикливая негритянка, подруга Элизы, неимоверно раздражает одним присутствием в кадре. Но — до тех пор лишь, пока камера не заглядывает к ней домой. А там — муж. Тряпка, вжимающаяся в диван при виде того, как жену того и гляди прикончит белый. Сразу жизненно.
И вот таких крохотных, но очень человеческих эпизодов в «Форме воды» много. Можно сказать, что дель Торо сильно вырос, как режиссер и сценарист, потому как раньше оперировал только масками, но сейчас из-под масок этих стали проглядывать люди. Вот полковник Стрикленд, антагонист, безжалостно орудующий цитатами из Библии, «Руководства по позитивному мышлению» и шокером. Такая пародия на бытие среднего американца, влюбленного в свою мечту: после работы его ждут новенький «Кадиллак», пухлые дети и титька жены. И пародия грустная. Страшнее всего в Стрикленде не его жестокость, а транслируемая характеристика: он — человек будущего. Потому что понимаешь, что будущее в фильме — это сегодняшнее настоящее. И потому, что пальчики-то, даже будучи пришитыми, все равно гниют.
Еще один персонаж и вовсе выбил из меня слезу. Сосед Элизы в какой-то момент произносит монолог примерно следующего толка: «Я смотрю на себя в зеркало — и не узнаю человека, которого вижу. Только глаза еще как будто мне принадлежат, но все остальное — чужое. Я ощущаю себя так, словно родился слишком рано или слишком поздно».
Герой картины — гей, но говорит он не о гомосексуализме. И слова эти потрясли меня до глубины души.

«Форма воды» — сказка, красивая, жестокая, не без промахов (назидательный эпизод с котом, внезапно открывшиеся способности амфибии — вот это лишнее), но трогательная и щемяще-грустная. Финал ее, как и в «Лабиринте Фавна», оказывается двойственным. Отними от исходного уравнения Человека-амфибию — отними или, еще страшнее, преврати обратно в бездушную холодную рыбу, — выдерни Элизу из ее бесконечного сна — получается смерть. И смерть — в одиночестве.
Туда же — накладной парик и дешевые картины.
Туда же — новенький «Кадиллак».
Я думаю, такие фильмы, как «Форма воды», особенно нужны людям именно сейчас. Вот именно сейчас, в мире голливудских сексуальных скандалов и информационных войн. В мире, где каждый первый бежит того, чтобы быть Стриклендом, а в итоге сам в него превращается.

https://rheotu.wordpress.com/2018/01/27/форма-воды-2017/
 
 
Rheo-TU
27 January 2018 @ 10:19 pm
Если бы я жил не один, а с девушкой, у меня была бы возможность зарезать ее и трахнуть.
Но, поскольку живу в одиночестве, приходится отыгрываться на вещах.

Я начал разбирать нераспакованные с переезда вещи. Ничего не нужно. Все - мусор. Иногда я засмотрюсь на что-то и отложу. А потом увижу вновь и напомню себе: "Если тебе эта вещь за год не пригодилась, то на кой черт она вообще нужна?"
Написал это и выбросил значок. Красивый, с символикой Олимпийских игр в Сочи. Раньше думал подарить его кому-нибудь, но никого у меня так и не сложилось, а раз так - зачем он мне?
Выбросил свою подборку по "Властелину колец" - фанфики, хроника съемок, особенности релиза.
Выбросил подборку интервью с "Rammstein".
Теоретическую механику.
Подшивки "Смены", "Техники-молодежи". Такой из меня "техник".
Свои дурные наброски.
Письма С.. В век, когда все пользуются электронной почтой, она писала обычные письма. Я так и не ответил ни на одно. Даже не вскрывал.
Полез в письменный стол, увидел коробку цветных карандашей. Ну а они-то мне зачем? Вытряхнул всю коробку.

Тетради по самым важным для меня предметам: математика, физика, языки. Языков, пожалуй, жалко. Но они все равно уже не пригодятся мне. В мусор.
Аха-ха. Туда же - еще одна тетрадь, найденная накануне. Это из глубокого детства, я тогда прилежно выписывал из словаря различные алфавиты: глаголица, кипрское письмо, скандинавские руны. Ничего не имеет значения.

Взялся выбрасывать книги. Поначалу - самую ерунду, которую брал лишь из-за иллюстраций. Но можно втягиваться. Не можно - нужно. Книги должны быть десакрализованы - это просто бумага с напечатанными на ней символами. Тяжело лишь поначалу. В декабре я уже избавился от кое-чего. Роман в мягкой обложке я уничтожал тогда почти полчаса: выдергивал с пяток страниц, рвал их на мелкие клочки, затем принимался за следующие. Следующие полчаса я посвятил книге в обложке твердой - это был самиздат, но обложка крепкая, на совесть. Я отпиливал от нее ножовкой кусок за куском.
Все это тратит время, но здорово расслабляет. Можно не думать ни о чем.

Уничтожил все, что писал. Все дневники. Самая ранняя запись была датирована 2007 годом, самая поздняя - сентябрем прошлого года. Следом в мусоропровод пошли рассказы, комиксы, романы. Мертвые души, блядь. Обитатели поезда, который застревает в мистическом месте в тайге. Космонавт, оставленный на неизвестной планете и в удушье наблюдающий фантастические грезы. Компьютерная игра, которая затягивает разумы подростков, превращаясь в реальность. Мужчина и женщина, выброшенные на необитаемый остров. История любви...
Последний из упомянутых роман заканчивался примерно так: сестра главного героя возвращается после долгого отъезда домой и обнаруживает, что квартира - невероятно пуста. Он избавился от всех вещей и нарисовал углем на голых стенах повсюду загадочные символы. И сам бесследно исчез. Как будто перешел в иной мир, куда стремился вслед за пропавшей возлюбленной.

Нашел старый выпуск "Новой". Перелистал. Газету выбросил, но вырезал заметку о Кате Голубевой. Потрясающей красоты актриса. Она прекрасна, прекрасна, как... смерть.
 
 
Под звуки: The Matrixx - Нет, мама
 
 
Rheo-TU
21 January 2018 @ 05:29 pm
Этот сон был не случаен. Шоколадный батончик для меня - знак путешествия, так что, проснувшись, я понял, что мне нужно немедленно решить вопрос с экскурсией в Серую Зону, которая осенью, напомню, сорвалась.
Тем более, что погода благоволила. Было морозно, но ясно; утреннее солнце в застывающем воздухе превратилось в блистающий столб. Сходил в расчетный центр, а оттуда, не мешкая, прямо с пачкой оплаченных счетов в рюкзаке - в Серую Зону.

DSCN9978

Подходящей одежды для зимних вылазок у меня нет. Приходится натягивать на себя вторую куртку и вторую пару носков. Надо было и с штанами так же поступить, но, увы, не догадался.
Обувь - купленные в "Спортмастере" осенью ботинки, без молнии. Не те, что натирали ногу до мяса, а другие, выбранные на замену. На удивление оказались хороши, не промокли ни разу, а резиновая подошва не скользила. И ноги в них более-менее тепло себя чувствовали.
Фотоаппарат отогреваю в рюкзаке - до первой съемки.
По дороге беру батончик "Натс", который был во сне - мне показалось это важным. Есть его на холоде можно, если разгрызть карамель. Карамель - единственное в конфете, что замерзает, из чего я делаю вывод, что, кроме нее, никаких других натуральных ингридиентов нет.
Веточки, которыми, как я полагал, отмечают переправу, на самом деле - вехи рыбаков - то есть, можно какое-то время идти по этим веточкам, но внезапно упереться в угрюмого мужика, сидящего у палатки; а дальше - снег. Где-то приходится идти по лыжным следам. Обзавестись лыжами? А куда их потом девать?
Обычно в дороге я делаю для себя пометки в блокноте. Но на морозе руки замерзают за несколько секунд, писать вручную невозможно, поэтому приходится пользоваться видеозаписью. Согласно ее показаниям, на путь, который начинается в 09:42, у меня уходит меньше часа. В половину одиннадцатого я пересекаю границу Серой Зоны - с тем, чтобы больше не вернуться оттуда никогда.
 
 
Под звуки: The Matrixx - Звезда
 
 
Rheo-TU
Ночь; точнее, еще вечер, когда не погасли огни и люди возвращаются домой с работы и ходят по магазинам. Я захожу в торговый центр и, присоединяясь к общему броуновскому движению, что-то ищу. Что? Поднимаюсь на этажи, оглядываю сквозь прозрачные стеклянные стенки магазины. Вечер; многие уже закрываются, прямо перед самым моим носом опускают белую металлическую штору.
Посетителей становится все меньше. Мимо проходит, позвякивая ключами, охранник. А что потом? Для закрытия торгового центра ведь еще слишком рано, разве нет?
Я не хочу уходить.
Внезапно гаснет свет. Эскалатор неподалеку замирает… ненадолго. Потом движение его ленты снова возобновляется, а я слышу вокруг шаги и понимаю, что люди никуда не делись, они по-прежнему ходят по коридорам этого ТЦ, пробуя тьму наощупь.
Поскольку света больше нет и все магазины закрыты, я принимаю решение покинуть здание. Ступить на эскалатор не решаюсь — мало ли, куда уведет он меня во мраке. Поэтому спускаюсь по лестнице рядом.
Ощущаю спиной чье-то присутствие. Хотя кругом по-прежнему есть люди, но оно относится не к ним, а к чему-то нечеловеческому, и это что-то словно наблюдает за мной. Я испытываю не страх, а некую неприязнь от того, что оказался под наблюдением. Миную полупустой вестибюль и выхожу на улицу, оказавшись во внутреннем дворе институтского здания. Здесь мои преследователи меня нагоняют. Это два крупных черных металлических шара; когда я оборачиваюсь, они зависают надо мной, нацелив на меня телекамеры. Роботизированная охрана.
Цель моего пребывания? Посетить магазины.
Можно ли сделать мой снимок? Сколько мне лет? Да, конечно, можно. 32.
Механический щелчок, фиксирующий момент фотографии, и шары улетают прочь. Я запоздало догадываюсь, что, выгляди я на свои годы, шары-охранники не интересовались бы моим разрешением, а просто сняли бы и все. Ну и пусть.

Выхожу во двор, где группы студентов, сгрудившись вокруг непонятных очертаний заснеженных скульптур, обсуждают что-то.
Направляюсь к крытому рифленым железом ангару, в котором проходили занятия по физической культуре. Внутри еще идет торговля. Перемещаюсь от прилавка к прилавку. Солдатики из марципанов, праздничные ленты, какие-то цветные трубки — хлопушки? Неподалеку игра, тир — из пластикового оружия выцеливают лазером живые мишени.
Я неожиданно вижу ее. И понимаю, что влюбился. Она — студентка, уже нет? Расспрашиваю ее об этом, говорю, что сам когда-то учился здесь. Удивительно, что слова сами приходят ко мне; я почему-то думал, что, как обычно, потеряюсь; удивительно и то, что она не отвергает меня.
Дальше мы идем вместе.
В ней есть что-то от В. (с которой учились в школе), и от Р., и от Н.. Всего понемногу. Тихая, спокойная, но интересная — и чувствуется, внутри нее зреет какой-то взрыв, который вот-вот случится. Хороший взрыв, светлый взрыв.
Мы встаем в очередь в кафетерий. Она берет себе коктейль «Черный шоколад». Я порываюсь рефлекторно попросить то же самое, но не хочу, чтобы она думала, что это — из-за нее. Да и черный, горький шоколад мне совсем не нравится. Изучаю выбор. Наугад тыкаю в напиток красивого сине-зеленого оттенка. Это рыбный коктейль, говорит продавец, вы точно его хотите? А следующий за мной человек в очереди, услышав, что я выбрал, брезгливо морщится.
Мне нужно спешить с выбором. Она уже отошла, и я боюсь не найти ее в толпе. Выбираю «Черный шоколад». Роюсь в карманах, пытаясь набрать мелочь на оплату. У меня есть, есть. Конечно же есть (собравшаяся за мной очередь уже недовольно ворчит). Перебираю сотенные купюры, пересчитываю монеты. Вот оно, вот, есть. Протягиваю деньги продавцу и принимаю у него из рук шоколадный батончик в яркой желтой обертке.
Нет, это не коктейль. Так мне показалось в начале. Но это на самом деле шоколадный батончик «Натс».
Оглядываюсь в поисках ее и — вижу, что уже настало утро.

https://rheotu.wordpress.com/2018/01/20/вечерняя-ярмарка/
 
 
Под звуки: The Matrixx - Звезда
 
 
Rheo-TU
Как летит время. "Джорджино" вышел на экраны четверть века назад. И вот теперь Милен возвращается в кино.



Жаль, по трейлеру выходит, что ее героиня будет фигурировать в основном за кадром.
А вот за режиссера я не беспокоюсь.