?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 June 2018 @ 08:48 pm
Одиночество  
Я пишу посты в два этапа. Сначала - "как есть". Потом - удаляю или редактирую, чтобы не оскорблять "чувств верующих".
Возможно, зря.
Мне кажется, в меня все равно никто не верит.
Я просто хочу быть собой. Но в таком виде отталкиваю. Люди не желают со мной общаться. Один человек загадочно замолкает, когда я осторожно намекаю на развиртуализацию. Другой продолжает дуться в тряпочку - ему неприятно общаться с больными людьми. Еще одному захотел от чистого сердца сделать подарок - получил в ответ традиционный ушат помоев.
Я никому не нужен.
Я хочу быть нужным.

Нет, не так.
Я не занимаюсь благотворительностью, меня не трогают страдания народа Африки, бомжей в подъезде и безногих детей-инвалидов. Все эти люди для меня никто. Потому что я для них тоже - никто.

/
В этом месте Милли щелкнула клавишей, поставив точку останова, и глубоко задумалась. По стенам чердака, сделавшимися от времени и влаги серыми, стекали тени. За окном плакал дождь. Было холодно, однако Милли, с головой погруженная в работу, уже давно не обращала внимания ни на что вокруг. Сброшенный с плеч плед валялся у стола; по гряде серой хламиды опасливо крался длинноногий паук.
Из стоявшей перед девушкой пишущей машинки торчал на треть выплюнутый лист с отпечатанным текстом. Сейчас печать была приостановлена - громоздкая конструкция устаревшего агрегата предусматривала ряд дополнительных функциональных клавиш вверху, одна из которых отвечала за запрет набора текста. Это помогало сосредоточиться. Иногда - как сейчас - Милли нажимала ее и принималась собирать разбредавшиеся по углам мысли в тугой пучок. Со стороны при этом казалось, что замершая на месте девушка превращалась в изваяние - в такой момент даже рука ее могла зависнуть в воздухе без движения. Такое состояние могло продолжаться минутами.
Что-то скрипнуло, где-то осыпалось, нога в темно-красной туфле качнулась, и паук, уже протянувший первую нить между двумя стратегически важными вершинами, метнулся прочь. Милли рассеянно, не глядя, поискала пальцем клавишу и нажала снова; звякнув, снялся с рычагов машинки блокирующий механизм, и, немного выждав, девушка продолжила набирать слова - теперь уже тщательно взвешивая про себя каждое.
/


Как относятся ко мне люди, так и я к ним отношусь. Я вызываю у вас чувство омерзения? - вы у меня тоже. Я для вас не существую? - вы для меня тоже.
Я хочу любить, но не могу любить просто так. В этом, пожалуй, мой главный изъян: я хочу, чтобы меня тоже любили и принимали таким, какой есть. Я преклоняюсь перед теми, кто способен сохранять любовь, когда их бьют, когда уже втаптывают в грязь. Любовь - это всегда жертва, а величайшей жертвой, которую способен сделать человек, является он сам.
А я в в этом деле все-таки эгоист, раз не хочу растрачивать себя попусту. Мне важно быть нужным, важно ощущать, что я не безразличен другому. Быть может, через этого человека я смогу лучше узнать самого себя? Быть может, через него я пойму, что нужно мне, и научусь жить?..
Я не думаю о том, чтобы использовать людей в своих целях, мне просто доставляет удовольствие идти навстречу. Но наверное, подсознательно у меня в голове возникают вопросы, подобные указанным выше.

/
Милли недовольно наморщила лоб. Мысли по-прежнему отказывались собираться. То сокровенное, важное, что не давало ей покоя, никак не могло обрести нужную форму, притворяясь мелочным и обывательским. А, может, так оно и есть?
Нет, просто ей не хватает умения выразить это. Безмозглая ты дурочка, Милли.

Разозлившись, она перевела каретку и напечатала еще несколько фраз, уже нимало не заботясь о том, как они согласуются с ранее набранным текстом и друг с другом. А потом снова оборвала печать.

/
Я не знаю, как мне жить дальше.
Человек не может прожить в одиночестве.
Но я никому не нужен.

/


Больше печатать было нечего.
Дверь за спиной вкрадчиво заскрипела и в плясание теней на серых деревянных панелях вмешался отсвет застекленного пламени. В проеме появилась мать.
- Не спустишься? - тихо спросила она.
Милли мотнула головой, окруженной красивой копной волос цвета туфель, и на всякий случай прибавила:
- Нет.
Сейчас она войдет. Мягкие шаги по половицам. Шорох поднимаемого с пола и отряхиваемого пледа. Милли ощутила разливающееся по плечам тепло, и вдруг осознала, какая промозглая сырость стоит на чердаке.
- Ты так с самого утра сидишь, - с укоризной в голосе сказала мать. - Простудишься.
- Нет, мама, - сказала Милли, механически накрывая рукой торчавший из машинки лист. - Ты же знаешь, я закаленная.
Она представила - просто представила - как старое сморщенное лицо матери в этот момент трогает улыбка.
- Знаю.
Рядом с ней с глухим стуком на стол медленно опустилась тарелка. Широкая белая тарелка с тортом, по черной глазированной поверхности которого ползли, извиваясь дикими лозами, праздничные ленты. В воздухе раздался тяжелый сладкий аромат.
- С днем рождения.
Милли вздрогнула и обернулась. Некоторое время они с матерью молча смотрели друг на друга; потом девушка, покачнувшись (окружающий ее мир утратил на какое-то мгновение привычную свою прочность), встала и прижалась к ней, ощутив биение крохотного сердца.
- Ты прости меня, - сказала она и замешкалась, чтобы сглотнуть подступивший к горлу комок. - Я забыла, совсем забыла.
- Может быть, все-таки спустишься? Мы хотели тебя поздравить.
Она отстранилась и лихорадочно замотала головой, чувствуя, как проклятый комок нарастает вновь.
- Лучше не надо, - быстро проговорила Милли. - Может быть, позже, вечером. Или завтра.
В руки ей с шелестом ткнулся зеленый кубик.
- Это тебе, - шепотом сказала мать, оправляя старое платье. Заговорщически прищурившись, она глянула на девушку снизу вверх. - И, пожалуйста, возвращайся. Мы с папой тебя очень любим.
Она отвернулась и пошла обратно, и тени, вырвавшиеся из керосиновой лампы, которую женщина держала в руке, правили хороводы на пропитавшихся сыростью стенах, и Милли смотрела на все это, не в силах ни сдвинуться с места, ни отвернуться - вот ее мать подошла к двери и открыла ее, вот исчезла за ней наполовину и стала погружаться в сонный пол чердака, спускаясь по невидимым ступенькам вниз, и вот, наконец, сама превратилась в тень - но к тому моменту щель между медленно закрывавшейся дверью и стеной стала настолько узкой, что разобрать то, что было за ней, уже не представлялось возможным.
А Милли, почувствовав, как неведомый ступор оставил ее, рухнула обратно на стул. Плед в очередной раз соскользнул с ее плеч, на что девушка не обратила никакого внимания. Отрешенно повертев в руках подарок, она развернула игравшую зеленоватыми всполохами оберточную бумагу. День рождения. Совсем позабыла о нем.
Был вечер. За окном плакал дождь.

Торт стоял у нее на столе, строгий и величавый в своей торжественности. Рядом - пишущая машинка, три фразы на листе, упорно не желавшие вливаться в связный текст. "Я не знаю, как мне жить дальше..."
Сглотнув очередной подступивший к горлу квадратный ком, Милли отбросила остатки зеленого свертка и открыла прятавшуюся под ним коробку.
Внутри оказалась свеча.
 
 
 

Posts from This Journal by “грустное” Tag

  • Четверг. Саранск в дождь

    В автобус заваливается развеселый водитель. Окидывает взглядом нас, пассажиров, и протягивает нараспев: "Вот и встрети-ились два…

  • Альтернативная реальность

    Утром приснилась Н. Мы гуляли по городу, я показывал ей окрестности и свой дом. На велике, кажется, катались. Очень жаль, что приезжала она всего на…

  • Mylène Farmer, LP - N'oublie pas (Clip officiel)

    Хорошее видео. Как жизнь проходит. И никакого Лепса, LP смотрится очень органично. Все-таки есть еще у Лорана порох. Нужна расширенная версия…

promo rheo_tu january 23, 2015 20:31 17
Buy for 10 tokens
Чем дальше, тем меньше я понимаю самого себя, так что в конце концов мне кажется, что меня самого как бы не существует. Если раньше я полагал, будто весь мир вокруг меня - иллюзия, то теперь, напротив, мне кажется, что иллюзия - я сам, и каждый человек выдумывает меня для себя по-своему. Я сам себе…
 
Аняroksttta on June 1st, 2018 06:11 pm (UTC)
Как хитро переплетаются и сливаются воедино твои размышления и история Милли. И дело ведь даже не в шрифте.
Rheo-TUrheo_tu on June 1st, 2018 09:28 pm (UTC)
Конечно, не в шрифте.
Дело во мне...
Доктор Фаркус on June 2nd, 2018 06:43 am (UTC)
>>Мне кажется, в меня все равно никто не верит.

Я в тебя верю.

>>Один человек загадочно замолкает, когда я осторожно намекаю на развиртуализацию.

Давай развиртуализируйся уже.

>>Я не занимаюсь благотворительностью, меня не трогают страдания народа Африки, бомжей в подъезде и безногих детей-инвалидов. Все эти люди для меня никто.

Если ты что-то сделаешь для них, то перестанешь быть никем для них. Отношения между людьми не складываются на пустом месте.
Rheo-TU: worserheo_tu on June 2nd, 2018 10:57 am (UTC)
Насчет последнего
не соглашусь.
Таким людям нужен не я, а деньги/лекарства/еда, и меня они воспринимают только как источник означенного. Как только я перестану помогать, они переключатся на других, а про меня забудут.
Доктор Фаркус on June 2nd, 2018 11:18 am (UTC)
У людей память не хуже, чем у животных. Они тоже могут долго помнить сделанное им добро. Ну а в случае с детьми-инвалидами даже некорректно рассматривать вопрос под таким углом. Да и не ради благодарности нужно делать добро. Если люди увидят, что ты тонешь, они бросятся тебе на помощь, не терзая себя на бегу сомнениями в том, скажешь ты им потом спасибо или нет.
Rheo-TU: worserheo_tu on June 2nd, 2018 11:20 am (UTC)
Это не ради благодарности.
Я просто хочу видеть, что не безразличен человеку. Я сам. Как личность.
Доктор Фаркус on June 2nd, 2018 11:39 am (UTC)
Это и есть проявление благодарности, какой ты её видишь, в ответ на сделанное тобой добро. Ты хочешь делать добро в ответ на интерес к себе, а это уже не бескорыстность.
Доктор Фаркус on June 2nd, 2018 05:47 pm (UTC)
А может, я и не прав в предыдущем предположении, и тут всё немного сложнее. Может, действительно, ты так пытаешься либо оградиться от остального общества, либо уйти от знакомства с конкретными людьми, которые, на твой взгляд, могут невысоко оценить твою личность. Но это тоже неправильно - ставить себя в зависимость от мнения других людей. Да и не можешь знать заранее, как оценят твою личность незнакомцы. А помогая кому-то, ты по идее возвышаешься в глазах других, да и в своих тоже.
Aqua Magic aka Хьюстон, у нас проблемы!: нетaquamagic on June 2nd, 2018 09:16 pm (UTC)
О, и тут Милли. Я свою историю Милли завершила
Rheo-TUrheo_tu on June 3rd, 2018 03:52 am (UTC)
А она - вон где!
Может быть, у меня имя в памяти отложилось. Хорошее.
Aqua Magic aka Хьюстон, у нас проблемы!aquamagic on June 3rd, 2018 12:35 pm (UTC)
Миллинькое имя :)