Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

blast

Зима во Вьетнаме. 6 января. Дананг - Сон Ча. Часть 2

Пик Бан Ко располагается в самом сердце полуострова. Высота его составляет порядка 700 метров над уровнем моря.
Наверху нас встречают уже знакомые обезьяны...


Collapse )
promo rheo_tu january 23, 2015 20:31 20
Buy for 10 tokens
Чем дальше, тем меньше я понимаю самого себя, так что в конце концов мне кажется, что меня самого как бы не существует. Если раньше я полагал, будто весь мир вокруг меня - иллюзия, то теперь, напротив, мне кажется, что иллюзия - я сам, и каждый человек выдумывает меня для себя по-своему. Я сам себе…
blast

SYBERIA (day 13). 24 июня, Улан-Удэ - Баян-Хонгор

Проснувшись в 6 утра, я вновь отправляюсь на вокзал. Трупик клеща болтается у меня на пояснице - оторвать и всего делов - но я иду на принцип и хочу найти медиков.

Collapse )
blast

The Silence. 9. El laberinto del Fauno - Wo bist du? (#9)



Комментарий.
На DVD этот ролик предваряет титр "Part II".
Как и "Зловещие мертвецы 2", "Лабиринт Фавна" был фильмом, в свое время перевернувшим мое сознание. Я прочитал его совершенно не так, как другие; и здесь, в видео, это прочтение также отсутствует, так что, скорее всего, оно - мой личный сдвиг. Да, "Лабиринт Фавна" - жестокая история, но поразила она меня жестокостью не капитана Видаля, а маленькой девочки. Я вдруг увидел, что между ними не много различий. И для меня это тогда многое сказало не только о фашизме, но и обо мне самом.
blast

Будда - мое прибежище. Печеньки

Этой ночью мне снился буддийский храм. Я увидел его в отдалении от города - но практически на самом краю, если мыслить относительными категориями. Небольшая речка, протекавшая в той местности, разлилась, превратившись в озеро. Посередине озера на фоне дальнего леса высился островок, на котором и стоял храм.
Почему-то при взгляде на него я сразу понял, что это обитель Будды. Его здание представляло собой ротонду с античными колоннами, на которых покоилась крыша в восточном стиле. Я вспомнил, что храм был построен местной общиной буддистов, и тут же почувствовал, как что-то влечет меня к нему. Интересно следующее обстоятельство. У меня был с собой фотоаппарат, и ни один снимок у меня, как обычно не выходил: котики выпрыгивали из кадра, люди отворачивались. И только храм, сиявший вдалеке под золотыми лучами заходящего солнца, вышел прямо как на картинке. Я немного пожалел, что с фотоаппаратом мне придется расстаться: кажется, эта религия запрещала фотосъемку.

К храму вело три дороги, которые выступали прямо из озера. Две были невероятно длинными шли параллельно городу, и каждая начиналась где-то в нескольких километрах от того места, где стоял я. А вот третья оказалась короткой и начиналась совсем рядом. Я направился по ней, однако дорога очень скоро круто взяла в гору. Одновременно влажная земля у меня под ногами превратилась в топкую грязь, грозившую затянуть меня в трясину. Я больше не мог идти дальше без вероятности испачкаться или утонуть.
Я вспомнил, что читал об этом храме в местной газете, писавшей о его открытии: в числе прочего там рассказывалась одна притча, смысл которой заключался в том, что к Будде невозможно прийти наикратчайшим путем, ибо чем короче твоя дорога, тем тяжелее будет твое испытание.
Я вернулся в город и пошел на запад вдоль одной из тех двух длинных дорог, которые вели к храму. Я увидел, как по ней бредут, поддерживая друг друга, двое, старик со старухой в желтых кашая. Мне хочется быть рядом с ними, хочется стать таким же, как они.

Может, мне бросить все и уйти в монастырь? Этому препятствует одна проблема: даже у буддийских монахов есть вера, в то время как я стараюсь не верить ничему.
Найдешь меня на этой картинке?

Zero

Ах да, и о печеньках. Я все-таки добрался до начала той долгой дороги к храму. И обнаружил, что там стоял красивый богатый дом, дореволюционный, весь в изысканной резьбе. Это была кондитерская лавка, которая славится на всю Россию своим печеньем - печенье было выставлено в витринах-окнах, печенье было на воротах, на крыльце развернулась бойкая торговля печеньем... в воздухе вокруг витал сладкий аромат, и казалось, что сам домик был тоже сделан из печенья - точно пряничный домик в одной старой-старой сказке...
horror

[Перепост] Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн

mélancolique

"Девичий источник, 1960

Жили-были две сводные сестры, красавица Карин, гордящаяся своей невинностью, и беременная чернавка Ингери, которую в глаза кличут ведьмой. Однажды Карин отправляют в дальний город отвезти в церковь свечи, та берет с собой Ингери - девушки уезжают и пропадают без следа.

В основу "Девичьего источника" легла легенда о том, как была основана одна старая шведская церковь. Бергман в ее изложении делает упор на притчу о взаимопроникновении (не столкновении, как кажется поначалу!) двух миров - старого, языческого, и нового, христианского. Сверкающая желтыми глазами кошки Ингери втайне молится Одину, чтобы тот погубил Карин за ее невинность и подкладывает в дорожный хлеб лягушку; Карин, очаровательно потягиваясь в теплой постели (пропустила воскресную службу), выбирает тем временем лучшие одежды, чтобы пойти в церковь. Невольная мысль уже с самого начала фильма: собирается, точно на заклание - и так оно в некотором смысле и оказывается. Ее дальняя дорога - путешествие сугубо инициатического плана, а из странствий такого рода, как известно, не возвращаются.

Virgin Spring

Для меня "Девичий источник" - история, правда, не Карин, а Ингери, которая вынуждена проходить через персональные кошмары, встречаясь на мельнице со сверкающим одним глазом стариком и символически причащаясь крови сестры в финале. Языческое мировоззрение всегда было мне милее любого другого, поскольку только оно одно обладает той гибкостью, благодаря которой твоему пониманию становится доступным буквально все (в противоположность стыдливому замалчиванию за "это дьявол" современных религий). Кстати, именно из-за этой самой гибкости, язычество в свое время сдалось на милость христианства практически без боя...
Но мы отвлеклись, конечно. Вообще, тут хочется отметить, что, несмотря на то, что действие "Девичьего источника" формально разворачивается в эпоху Средневековья, это очень вневременное кино. Тут есть все. Есть одна из лучших ролей фон Сюдова (из того, что я у него видел - лучшая), который играет в фильме отца семейства. Потрясающая по своей напряженности сцена в доме (начинается примерно после слов "а теперь дай мне разделочный нож") даст фору любому триллеру, ну а Уэс Крэйвен, вдохновившись сюжетом этого фильма, создал одну из знаковых своих картин ужасов - "Последний дом налево". Безупречно красивый, какой-то интеллектуально "тонкий" в своем символизме и в то же время очень человечный - для меня "Девичий источник" остается в шаге от того, чтобы быть лучшим из всего, что я пока видел у Бергмана. Не лучшее. Я споткнулся на все той же Ингери - роль этой героини, как мне показалось, была урезана в процессе съемок - несмотря на то, что в какой-то мере можно считать, что мы наблюдаем происходящее ее глазами, что это ее интерпретация событий, в середине истории камера просто забывает о ней и это не лучшим образом ложится на то, что случается потом. На мой взгляд, повторюсь.

9/10.
horror

"Утренний стояк"

Бомм!
Богиня мрака возникает подле него практически внезапно, безжалостно опускает тяжелую крышку, и положенная на плаху голова Пункциуса Тоффера откалывается от тела. Бомм!
Моментально подхваченная сорвавшимся с цепи водяным вихрем, она уносится к самым глубоким недрам бездонного водостока, места, где хоронятся его самые смелые фантазии и самые черные желания. Тогда Пункциус Тоффер потягивается в своей постели и с удивлением ощущает, как по его жилам начинает бежать кровь. Он с наслаждением тянет руки и ноги, чувствуя, как каждая косточка, каждый сустав внутри него отзывается на это сладкой болью. Он выпрямляется, одновременно туже затягивая на своей голове черный капюшон, на котором он настаивал перед тем, как уснуть. В этот миг чувство удушья от собственных испарений переплетается в наполовину высвобожденном сознании Пункциуса Тоффера с ощущением чего-то огромного и непостижимого; это что-то безжалостно на него набросилось и захлестнуло с головой. Бомм!
Он чувствует себя птицей, рвущейся из своей груди. Миллионы мучивших его накануне незаконченных дел внезапно обретают завершение. На волне вдохновения Пункциусу Тофферу приходит в голову название того монументального трактата, в котором он наконец восстановит причинно-следственные связи и сведет все концы с концами - "Утренний стояк" - и он почти смеется, восхитившись силой внезапной своей дерзости. Бомм! "Утренний стояк"! Он вновь с наслаждением тянется в постели, - ну когда в последний раз ему удавалось провернуть подобное?! летом? - и предвкушает ту революцию, которая захлестнет научные умы, едва они ознакомятся с его трудом. Это будет его поэзия в прозе, его компендиум чувств!
Забывшись, он вдруг теряет ритм и эйфория уходит. Как и пропадает сопровождавший его все это время колокольный звон; тогда Пункциус Тоффер понимает, что чувство его было сформулировано извне, и мысленно с ненавистью отворачивается от той плоскости горизонта, где в городе, в котором он живет, в этом шумном и грязно дышащем мегаполисе, стоит церковь. Он не верит в Бога, а сейчас - не только не верит, но и ненавидит.

К его ногам подкрадывается холод и он подтягивает их поближе к телу. Чем дольше Пункциус Тоффер пытается познать логику окружающего его мира, тем чаще ему хочется сжиматься в точку, и делать это, пока она не перестанет отбрасывать тень - и сейчас ему хочется возвратиться как раз в такое идеальное, математическое состояние.
Однако холодная дрожь не отступает, продолжая нещадно, но беззвучно его бить.
Содрогаясь, он отбрасывает одеяло, поднимается и идет в туалет. Оказавшись там, он может себе позволить осмотреть рыхлого белесого червяка, торчащего у него внизу живота. Как женщинам вообще способны нравиться такие? Он задается этим вопросом, и в его голове тут же складывается ответ: такие - им не нравятся. Морщась от нытья в суставах, он опускается на колени и, наклонившись над овальным отверстием, пытается выдавить в него хотя бы слезинку по этому поводу, но ничего, кроме поднимающегося к горлу отвращения к самому себе и своему телу, не ощущает.
Тогда он кладет голову на стульчак. Стремясь забыться, но в страхе забыть собственное имя, он закрывает глаза.
blast

Азазель

Сегодня за окном тусклый, унылый и совершенно не праздничный день.

Ночью ко мне являлся Азазель и искушал присоединиться к нему. Я гулял по ярко освещенным, наполненных людскими толпами супермаркетам, но внезапно свет в одно мгновение погас и я оказался на улице.
Больше не было ни широких проспектов, ни залитых светом магазинных витрин, ни праздно слоняющихся горожан; сам город исчез, уступив место населенной низенькими покосившимися домишками мертвой деревушке. Темнота вокруг меня наполнилась грохотом и звоном, мимо меня сквозь темные заросли проехал трамвай, а потом вновь все стихло. Я заглянул в траву - и увидел сверкавшие в лунном свете рельсы.
Решив, что где-то поблизости обязательно должна находиться остановка, с которой я смогу уехать обратно в город, я пошел по насыпи. Перемешанная с гравием глинистая земля у меня под ногами временами оседала и осыпалась комьями, исчезавшими в ночи с травяным шелестом. Дома неподалеку спали, их окна были темны. Однако у каждого входа, словно привечая припозднившегося гостя висел фонарик, сказочно светивший зеленым - и, чем больше я оглядывался на них, тем меньше вспоминал о городе и своей жизни там, мне начинало казаться, что настоящая жизнь возможна только здесь, в деревне, среди вьющихся вокруг зеленых ламп ночных мотыльков и бодрого стрекотания цикад.
Незаметно для себя я оставил рельсы. Насыпь меж тем пошла в гору; очень скоро подниматься стало тяжело, крутизна склона, по которому я шел, неимоверно возросла. Деревушка, таинственно перемигивающаяся зелеными всполохами, осталась внизу.
Collapse )
blast

"Корпорация "Святые моторы", 2012

День-деньской в набитом театральным реквизитом громадном белом лимузине разъезжает по городу человек, одну за другой примеряя личины: нищенки и бандита-уголовника, сумасшедшего бомжа, бизнесмена и любящего отца. Он перемещается из тела в тело не только в переносном, но и в прямом смысле этого слова; его убивают, но он воскресает вновь. Кто он - и по чьей воле оказался загнан в круг бесконечных перевоплощений?

Каракс снимает редко, и, похоже, с каждым новым фильмом становится все страньше и страньше. "Корпорация "Святые моторы" в этом смысле даже не является фильмом, а каким-то психоделическим трипом по волнам мутного города. Так о чем же эта история? Как и "Pola X", она об одиночестве человека, потерявшемся в современном мегаполисе.



, но только главным героем этой картины выступает уже не одно, а сразу множество лиц (за что отдельного восхищения заслуживает Дени Лаван, в котором умещается аж одиннадцать персонажей). Сама история, увы, не без шероховатостей, как на уровне некоторых идей (одной из обитательниц фантасмагоричного Города является поющая Кайли Миноуг), так и на уровне структуры повествования, отчаянно неровного.

Тем не менее,
7/10.
Фильм очень и очень настроенческий.
P.S. Кстати, среди героев Лавана в этой картине на бис выходит Merde - чудовище из канализации, с равным наслаждением поедающее цветы и бумажные купюры. Его вы уже могли видеть в самой сумасшедшей из трех новелл альманаха "Токио!". - и хочется верить в то, что напомнит он о себе еще не раз.